nkbokov (nkbokov) wrote,

Владимир Сычев: "Расстрела царской семьи не было"

Ниже следует авторизованный текст неоднократных выступлений Сычева на эту тему, в частности, здесь: http://nkbokov.livejournal.com/673694.html

В июне 1987 года я был в Венеции в составе французской прессы, сопровождавшей Франсуа Миттерана на саммите G7. Во время перерывов между пулами ко мне подошёл итальянский журналист и спросил о чём-то по-французски. Поняв по моему акценту, что я не француз, он поглядел на мою французскую аккредитацию и спросил, откуда я. – Русский, – ответил я. – Вот как? – удивился мой собеседник. Под мышкой он держал итальянскую газету, откуда он и перевел огромную, на полстраницы, статью.

Умирает в частной клинике в Швейцарии сестра Паскалина. Она  была известна всему католическому миру, т.к. прошла с будущим Папой Пием ХХII с 1917 года, когда он ещё был кардиналом Пачелли в Мюнхене (Бавария), до его смерти в Ватикане в 1958 году. Она имела на него такое сильное влияние, что ей он доверил всю администрацю Ватикана, и когда кардиналы просили аудиенцию у Папы, то она решала, кто такой аудиенции достоин, а кто – нет. Это – короткий пересказ большой статьи, смысл которой был в том, что фразе, произнесённой в конце и не простой смертной, мы должны были верить. Сестра Паскалина попросила пригласить адвоката и свидетелей, так как не хотела уносить в могилу ТАЙНУ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Когда те явились, то она сказала лишь, что женщина, похороненная в деревне Моркоте недалеко от озера Маджоре – действительно дочь русского царя Ольга!!

Я убедил моего итальянского коллегу в том, что это – подарок Судьбы и что сопротивляться ей бесполезно. Узнав, что он из Милана, я заявил ему, что назад в самолёте президентский прессы я в Париж не полечу, а мы с ним на полдня съездим в эту деревню. Мы после саммита туда и отправились.



Оказалось, что это уже не Италия, а Швейцария, но мы быстро нашли деревню, кладбище и кладбищенского сторожа, который привёл нас к могиле. На могильном камне – фотография пожилой женщины и надпись по-немецки: Ольга Николаевна (без фамилии), старшая дочь Николая Романова, царя России, и даты жизни – 1985-1976 !!!

 Итальянский журналист был для меня прекрасным переводчиком, но на целый день там оставаться явно не хотел. Мне оставалось задавать вопросы.

– Когда она здесь поселилась? – В 1948 году.

– Она говорила, что она – дочь русского царя? – Конечно, и вся деревня об этом знала.

– В прессу это попадало? – Да.

– Как реагировали на это другие Романовы? Подавали ли они в суд? – Подавали.

– И она проигрывала? – Да, проигрывала.

– В этом случае она должна была оплатить судебные расходы противной стороны. – Она платила.

– Она работала? – Нет.

– Откуда же у нее деньги? – Да вся деревня знала, что её содержит Ватикан!!

Кольцо замкнулось. Я уехал в Париж и стал искать, что же известно по этому вопросу... И быстро натолкнулся на книгу двух английских журналистов.

                                                                II

Том Мангольд и Энтони Саммерс издали в 1979 году книгу «Досье на царя». Начали они с того, что если снимается гриф секретности с государственных архивов по истечении 60 лет, то в 1978 году истекает 60 лет со дня подписания Версальского договора, и можно что-нибудь там "нарыть", заглянув в рассекреченные архивы. То есть вначале была идея просто посмотреть... И они очень быстро попали на телеграммы английского посла в свой МИД о том, что царскую семью вывезли из Екатеринбурга в Пермь. Объяснять профессионалам из БиБиСи, что это – сенсация – не нужно. Они помчались в Берлин.

Очень быстро выяснилось, что белые, войдя в Екатеринбург 25 июля, сразу назначили следователя по расследованию расстрела царской семьи. Николай Соколов, на книгу которого ссылаются все до сих пор, – это третий следователь, получивший дело лишь в конце февраля 1919 года! Тогда возникает простой вопрос: а кем были первые два и что они доложили начальству? Так вот, первый следователь по фамилии Намёткин, назначенный Колчаком, проработав три месяца и заявляя, что он – профессионал, дело простое, и ему не нужно дополнительного времени (а белые наступали и в своей победе на тот момент не сомневались – т.е. всё время твоё, не спеши, работай!), кладёт на стол рапорт о том, что не было расстрела, а была инсценировка расстрела. Колчак этот рапорт – под сукно и назначает второго следователя по фамилии Сергеев. Тот также работает три месяца и в конце февраля вручает Колчаку с теми же словами такой же рапорт («Я – профессионал, дело простое, дополнительного времени не нужно, – не было расстрела – была инсценировка расстрела).

Тут надо пояснить и напомнить, что это белые свергли царя, а не красные, и они же отправили его в ссылку в Сибирь! Ленин в эти февральские дни был в Цюрихе. Что бы ни говорили простые солдаты, белая верхушка – это не монархисты, а республиканцы. И живой царь Колчаку был не нужен. Сомневающимся советую читать дневники Троцкого, где он пишет, что «если бы белые выставили любого царя – даже крестьянского, – мы бы не продержались и двух недель»! Это слова Верховного Главнокомандующего Красной Армии и идеолога красного террора!! Прошу верить.

Поэтому Колчак уже ставит «своего» следователя Николая Соколова и даёт ему задание. А Николай Соколов тоже работает всего лишь три месяца – но уже по другой причине. Красные вошли в Екатеринбург в мае, и он отступил вместе с белыми. Архивы он увёз, но что написал?        

1.Трупов он не нашел, а для полиции любой страны в любой системе «нет тел – нет убийства», – это исчезновение! Ведь при аресте серийных убийц полиция требует показать, где спрятаны трупы!! Наговорить можно всё что угодно, даже на самого себя, а следователю нужны вещественные доказательства!

И Николай Соколов "вешает первую лапшу на уши", – «бросили в шахту, залили кислотой». Это сейчас предпочитают забыть эту фразу, а мы-то её слышали вплоть до 1998 года!  И почему-то никто никогда не усомнился. А можно ли шахту залить кислотой? Да ведь кислоты не хватит! В краеведческом музее Екатеринбурга, где директором Авдонин (тот самый, один из троих, «случайно» нашедших кости на Старокотляковской дороге, прочищенной до них тремя следователями в 1918-19 годах), висит справка о тех солдатах на грузовике, что у них было 78 литров бензина (не кислоты). В июле месяце в сибирской тайге, имея 78 литров бензина, можно сжечь весь московский зоопарк! Нет, они ездили туда-сюда, сначала бросали в шахту, заливали кислотой, а потом доставали и прятали под шпалами…   

Между прочим, в ночь «расстрела» с 16 на 17 июля 1918 года из Екатеринбурга в Пермь ушёл огромный состав со всей местной Красной Армией, местным ЦК и местным ЧК. Белые вошли на восьмой день, а Юровский с Белобородовым и сотоварищами переложили ответственность на двух солдат? Нестыковочка, – чай, не с крестьянским бунтом имели дело. Да и если по своему усмотрению расстреляли, то могли это сделать и на месяц раньше.

2. Вторая "лапша" Николая Соколова – он описывает подвал Ипатиевского дома, публикует фотографии, где видно, что пули в стенах и в потолке (при инсценировке расстрела так, видимо, и делают). Вывод – корсеты женщин были набиты бриллиантами, и пули рикошетили! Значит, так: царя с престола и в ссылку в Сибирь. Деньги в Англии и Швейцарии, а они зашивают бриллианты в корсеты, чтобы крестьянам на рынке продавать? Ну и ну!

3. В той же книге Николая Соколова описывается тот же подвал в том же Ипатиевском доме, где в камине лежит одежда с каждого члена императорской семьи и волосы с каждой головы. Их что, стригли и переодевали (раздевали??) перед расстрелом? Совсем нет, – их вывезди тем же поездом в ту самую «ночь расстрела», но постригли и переодели, чтобы никто их там не узнал.

                                                   III

Том Магольд и Энтони Саммэрс интуитивно поняли, что разгадку этого интригующего детектива надо искать в Договоре о Брестском Мире. И они стали искать оригинал текста. И что же?? При всех снятиях секретов через 60 лет такого официального документа нигде нет! Нет его ни в рассекреченных архивах Лондона, ни Берлина. Искали везде – и везде находили только цитаты, но нигде не могли найти полного текста! И они пришли к выводу, что Кайзер у Ленина потребовал выдачи женщин. Жена царя – родственница Кайзера, дочери – немецкие гражданки и не имели права на престол, и к тому же Кайзер в тот момент мог раздавить Ленина как клопа! И вот здесь слова Ленина о том, что « мир унизительный и похабный, но его надо подписать», и июльская попытка государственного переворота эсэров с примкнувшим к ним в Большом театре Дзержинским принимают совсем другой вид. Официально нас учили, что Троцкий договор подписал лишь со второй попытки и лишь после начала наступления немецкой армии, когда всем стало ясно, что Республике Советов не устоять. Если просто нет армии, что же здесь «унизительно и похабного»? Ничего. А вот если надо сдать всех женщин царской семьи, да ещё немцам, да ещё во время первой мировой войны, то тут идеологически всё на своих местах, и слова читаются верно. Что Ленин и исполнил, и всю дамскую часть передали немцам в Киев. И сразу убийство немецкого посла Мирбаха в Москве и немецкого консула в Киеве приобретают смысл.

«Досье на царя» - увлекательное расследование одной хитро запутанной интриги мировой истории. Книга издана в 1979 году, поэтому слова сестры Паскалины 1983-го года о могиле Ольги в неё попасть не могли. И не будь новых фактов, то просто пересказывать здесь чужую книгу не было бы смысла. 

Прошло 10 лет. В ноябре 1997-го года в Москве я встретил бывшего политзаключенного Гелия Донского из Санкт-Петербурга. Разговор за чаем на кухне коснулся и царя с семьёй. Когда я сказал, что расстрела не было, он мне спокойно ответил: – Я знаю, что не было. – Ну, вы – первый за 10 лет, – в ответ я ему, чуть не упав со стула. Потом я попросил его рассказать мне свою последовательность событий, желая выяснить, до какого момента наши версии совпадают и с какого начинают расходиться. Он не знал о выдаче женщин, полагая, что они умерли где-то в разных местах. То, что из Екатеринбурга их всех вывезли, сомнений не было. Я ему рассказал о «Досье на царя», а он мне – об одной вроде бы незначительной находке, на которую он с друзьями обратил внимание в 80-е годы.

Им попались воспоминания участников «расстрела», изданные в 30-е годы. В них, кроме известных фактов о том, что за две недели до «расстрела» приехал новый караул, говорилось, что вокруг Ипатиевского дома построили высокий забор. Для расстрела в подвале он был бы не к чему, а вот если семью нужно вывезти незаметно, то он как раз кстати. Самое главное – на что никто до них никогда не обращал внимания – начальник нового  караула говорил с Юровским на иностранном языке! Они проверили по спискам, – начальником нового караула был Лисицын (все участники «расстрела» известны). Кажется, ничего особенного. И тут им действительно повезло: в начале перестройки Горбачёв открыл закрытые доселе архивы (мои знакомые советологи подтвердили, что такое имело место в течение двух лет), и тогда они занялись поисками в рассекреченных документах. И нашли! Оказалось, что Лисицын и вовсе не Лисицын, а американец Фокс!!! К этому я был давно готов. Я уже знал по книгам и по жизни, что Троцкий приехал делать революцию из Нью-Йорка на пароходе, набитом американцами (про Ленина и два вагона с немцами и австрияками знают все). В Кремле было полным-полно иностранцев, не говорящих по-русски (был даже Петин, но австриец!) Поэтому и охрана была из латышских стрелков, чтобы в народе не было и мыслей о том, что власть захватили инстранцы.

И дальше мой новый друг Гелий Донской меня совсем покорил. Он задал себе один очень важный вопрос. Фокс-Лисицын приехал начальником нового караула (в действительности – начальником охраны царской семьи) 2-го июля. В ночь «расстрела» 16-17-го июля 1918 года он уехал тем самым поездом. И куда он получил новое назначение? Он стал первым начальником нового секретного объекта № 17 под Серпуховым (в поместье бывшего купца Коншина), который дважды посетил Сталин! (зачем?! Об этом ниже.)

Всю эту историю с новым продолжением я рассказывал всем моим друзьям с 1997 года.

В один из моих приездов в Москву мой приятель Юра Феклистов попросил меня навестить его школьного товарища, а ныне кандидата исторических наук, чтобы я сам ему всё рассказал. Тот историк по имени Сергей был пресс-секретарём комендатуры Кремля (зарплаты учёным в те времена не платили). В назначенный час мы с Юрой поднялись по широкой кремлёвской лестнице и вошли в кабинет. Я так же, как и сейчас в этой статье, начал с сестры Паскалины и когда я дошёл до её фразы, что «женщина, похороненная в деревне Моркоте, действительно дочь русского царя Ольга», – Сергей почти что подпрыгнул: – Теперь понятно, почему Патриарх не поехал на похороны! – воскликнул он.

Мне это тоже было очевидно – ведь, несмотря на натянутые отношения между разными конфессиями, когда речь заходит об особах такого ранга, то информацией обмениваются. Мне лишь непонятна была и есть позиция «трудящихся», которые из верных марксистов-ленинцев вдруг стали правоверными христианами, не ставят ни в грош несколько заявлений самого Святейшего. Ведь даже я, бывая в Москве лишь наездами, и то дважды слышал, как Патриарх по центральному телевидению говорил, что экспертизе по царским костям доверять нельзя! Я слышал два раза, а что, больше никто?? Ну, не мог он сказать большего и объявить во всеуслышание, что не было расстрела. Это прерогатива высших государственных чинов, а не церкви.

Дальше, когда я в самом конце рассказал, что царя с царевичем поселили под Серпуховым в поместии Коншина, Сергей прокричал: – Вася! У тебя все перемещения Сталина в компьютере. Ну-ка скажи, был ли он в районе Серпухова? – Вася включил компьютер и ответил: – Был два раза. Один раз на даче иностранного писателя, а другой раз – на даче Орджоникидзе.

Я был подготовлен к такому повороту событий. Дело в том, что в Кремлёвской стене похоронен не только Джон Рид (журналист-писатель одной книжки), но там похоронены 117 иностранцев! И это с ноября 1917-го по январь 1919-го!! Это те самые немецкие, австрийские и американские коммунисты из кремлёвских оффисов. Такие, как Фокс-Лисицын, Джон Рид и другие американцы, оставившие след в Советской истории после падения Троцкого, были легализованы официальными советскими историками как журналисты. (Интересная параллель: экспедиция художника Рериха на Тибет из Москвы была проплачена в 1920-м году американцами! Значит, их там было много). Другие сбежали, – они не дети и знали, что их ждёт. Кстати, видимо, этот Фокс и был основателем империи кино «ХХ Century Fox » в 1934 году после высылки Троцкого.

Но вернёмся к Сталину. Я думаю, мало людей поверят тому, что Сталин ездил за 100 км от Москвы для встречи с «иностранным писателем» или даже с Серго Орджоникидзе! Он их принимал в Кремле.

Он там встречался с Царём!! С человеком в железной маске!!!

И это было в 30-е годы. Вот где бы развернуться фантазии писателей!

Меня эти две встречи очень интригуют. Я уверен, что они серьёзно обсуждали по крайней мере одну тему. И эту тему Сталин не обсуждал ни с кем. Он поверил царю, а не своим маршалам! Это финская война – финская кампания, как она застенчиво зовётся в советской истории. Почему кампания – ведь была же война? Да потому что не было никакой подготовки – кампания! И такой совет Сталину мог дать лишь царь. Он уже 20 лет был в заточении. Царь знал прошлое, – Финляндия никогда не была государством. Это Ленин дал им независимость в первый день революции (можете проверить – День независимости Финляндии 7-е ноября 1917-го года). То есть Финляндия для царя – часть России, и если туда послать «дружественную армию», то никакой войны не будет. Вот во что поверил Сталин!! Но царь не знал настоящего, и за это поплатился Сталин, – финны защищались действительно до последней капли крови. Когда пришёл приказ о перемирии, то из советских окопов вышли несколько тысяч солдат, а из финских – лишь четверо.

Вместо послесловия

Лет 10 назад я рассказывал эту историю моему московскому коллеге Сергею. Когда дошёл до поместья Коншина, куда поселили царя с царевичем, тот взволновался, остановил машину и сказал: – Пусть расскажет моя жена. – Набрал номер по мобильному и спросил: – Дорогая, ты помнишь, как мы студентами в 1972 году были в Серпухове в поместье Коншина, где краеведческий музей? Скажи, чем мы тогда были шокированы? – И дорогая жена ответила мне по телефону: – Мы были в полном ужасе. Все могилы были вскрыты. Нам сказали, что их разграбили бандиты.

Я думаю, что не бандиты,  а что уже тогда решили заняться костями в подходящий момент. Кстати, в поместье Коншина была могила полковника Романова. Царь был полковником.

 

Июнь 2012, Париж – Берлин



  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments