?

Log in

No account? Create an account
В гостях у Николая Бокова
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in nkbokov's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Monday, December 30th, 2019
4:14 pm
Sunday, July 28th, 2019
12:36 pm
Wednesday, August 15th, 2018
8:30 pm
Облака, предположим
Впрочем, нечего и предполагать: выглянул в окно, а они там. А если идешь по улице – подними голову, и здрасьте, вот они: висят безмятежно барашки, беззаботно, не обращая внимания на все, что под ними, причем без всякого высокомерия, – на толчею автомобилей, на унылую геометрию финансовой архитектуры, на ничтожное человека, припечатанное кубами бетона; облакам спокойно, хотя вон страховая компания пытается и до них дотянуться застекленным пальцем, – а если приглядеться, облака движутся, медленно, воздушно, неотразимо, и готовы поделиться своим движением, нужно лишь выбрать местечко в траве и улечься, чтобы взгляд смотрящего стал прямым упершимся в небо, без опасения споткнуться или, не дай Бог, столкнуться с другим таким же – "зевакою" не скажу, в этом слове тень пренебрежительности тона людей деловых, – как будто в деловитости их есть нечто непреходящее, ценное – от ценных бумаг, например, – бумаги, тщательно уберегаемой от слякоти осени.
О, богатство мое облаков! Плывущее в небе, заполнившее его, есть среди них любимчики и шедевры, нужно ли объяснять разницу между ними, на всякий случай скажу: любимчик – как друг, как подруга, член семьи дорогой, а шедевр немного холодноват, отстранен, им восхищаешься не без осторожности и даже легкой опаски, не так улыбнешься или не там вздохнешь – и посмотрит так, что закашляешься, иногда деланно, создавая предлог, чтобы выйти из зала при всеобщем понимании – ему приспичило выйти, у него, возможно, аллергия на пыль, на парфюм пышной дамы, на запах шампанского, принятого обильно в антракте.
Кажется, я нить потерял рассуждений, – ах, не совсем, я о Моцарте, он производит любимчиков слуха, и так я чувствую не один, со мной согласятся все музыканты, они играют его всегда с удовольствием, а вот с шедеврами хуже, не раз я слышал, как играют Бетховена, тут нужно чудо, когда оркестр выглядит – да что там, таким становится, – куклами манекенов, они водят смычками, словно сами смычки и молоточки, точно и аккуратно бьющие по нотам, но до нервов этим звукам не долететь. Лучше уж глаз не открывать. Ветерок примчался вечерний, щеки поглаживает, обещая прохладу ночную, спокойствие темноты, примирение мыслей, – что ж, человек, не ты выбрал тревоги в себе и вокруг, к тебе приложены силы невидимые и неведомые, ты ими ведом туда, где нет ни зла, ни прописей, ни сожалений.
Sunday, August 12th, 2018
11:34 am
О книге Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями»
  «Это едва ли не самая странная и не самая поучительная книга, какая когда-либо появлялась на русском языке!» (Начало рецензии (1847) Белинского на "Выбранные места". И он отмечает, конечно, что "места из переписки" выбранные, а не избранные. Впрочем, до брани и обороны он не доходит, а то и другое длятся уже 170 лет, и через 30 будут 200 лет вместе).
  "Выбранные места"... тут всё (наше): резонерство, богословский китч, приписывание Пушкину своих взглядов и взглядов будущего Козьмы Пруткова ("Государство без полномощного Монарха то же, что оркестр без капельмейстера"), превращение писателя Гоголя в персонажа "Мертвых душ", медиумическое вещание прошлого и будущего ("А что такое Соединенные Штаты? Мертвечина. Человек в них выветрился до того, что и выеденного яйца не стоит".)... И в той же книге – исповедальная глубина, волнение мистика, проницвние характеров народа русского...
  Для современников – больная книга, свидетельство о болезни. Белинскому этого мало, с больного не спросишь и на дуэль не вызовешь, ему нужен полнокровный негодяй, а не примиритель, и он его делает: "Ты упрекаешь меня, что я рассердился и не совладел с моим гневом? Да этого я не хотел. Терпимость к заблуждению я еще понимаю и ценю, по крайней мере в других; если не в себе, но терпимости к подлости я не терплю. Ты решительно не понял этой книги, если видишь в ней только заблуждение, а вместе с ним не видишь артистически рассчитанной подлости" (т. III, 185). [Белинский в ответ на упреки В. П. Боткина в нетерпимости по отношению к книге Гоголя].
  А между тем...





Sunday, August 5th, 2018
10:42 am
И ПАСПОРТИШКА КРАДЕНЫЙ
    Псевдоним Ленин взялся, оказывается, из настоящего, но чужого паспорта. Ольга Ленина – подружка Крупской – свела его со своим мужем, экономистом Сергеем Лениным. Сей передал Ульянову паспорт своего отца Николая Егоровича Ленина (род. 1829), вскоре скончавшегося. С этим паспортом Ульянов получил разрешение на выезд за границу. После захвата власти «Ленин» некоторое время оказывал помощь Сергею Ленину, пока последнего не расстреляли. (Сванидзе. https://youtu.be/PuyQYwoW1Ws 19.20-20.45)
Sunday, July 29th, 2018
12:02 pm
кровавая Луна (для справки)
    О "кровавой Луне" говорит Петр/Кифа в "Деяниях апостолов" (2,19-21) словами малого пророка Иоиля (2,30-31): "Солнце превратится во тьму, и луна – в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и славный. И всякий, кто призовет имя Господне, спасется".
    (В эпоху моего фундаментализма я счел "кровавой Луной" о. Меня – после его убийства в 1990-м, поскольку его фамилию можно перевести как "новая луна".  И через год наступил  "День Господень"!)
Saturday, July 28th, 2018
12:40 pm
харизма
    ...У орла птичьи мозги, ворона или попугай по сравнению с ним мудрецы, но не в этом дело. Когда орел парит высоко-высоко в синем небе, он рождает чувство значительности, свободы, превосходства. Ум орлу не нужен, нам не нужен умный орел. Я, ты, он, она, мы, народ весь – как бы парим! И уже есть и пить не обязательно, ни строить дороги, ни детей воспитывать, а только умереть в парении! Вот что такое харизма. Ну, а потом проходит, и становится немного горько, и горечь эту надо залить чем-нибудь горьким. И минус на минус дает, хе-хе, плюс.
Monday, July 16th, 2018
6:10 pm
ПРИРОДА ВЛАСТИ

«Страна рабов, страна господ...»
Что бы это значило...
Скажем, кто в наше время – рабы?
Интеллигентные люди скажут: поклонники Сталина. Кто же не согласится?
Поклонники Хрущева? Тут голоса разделятся: одни вспомнят его развенчание Сталина, другие его организацию голодомора, убийств и протчего.
Разделение совершит сердечное чувство: потомки убитых крестьян вспомнят террориста Хрущева, любители литературы – разрешение на публикацию Солженицына.
Чувства политика Хрущева особого рода: это бешенство власти, стремление удерживать ее любой ценой: если нужно сегодня расстреливать, он будет расстреливать, если ради удержания власти нужно открыть тюрьмы – от откроет тюрьмы.
Человеческие чувства иные: он ужасается расстрелам, он радуется освбождению невинных.
Сталин плох, ибо он расстреливал вместе с Хрущевым и остальной камарильей, Хрущев хорош, потому что он освобождал невинных.
Второе перевешивает первое в глазах простого интеллигента. Он не ставит себе вопрос о природе власти. Он не размышляет. Он не привык понимать.

Чернобыль припер гебню к стене.
Горбачев и Цека с кагебятами поняли – «политическое чутье» работало, – что идеология не имеет более власти над людьми, что в любой момент они могут перестать подчиняться простому приказу, и останется лишь насилие как способ управления.
Афганистан показал, что в военном отношении совок недееспособен.
Пришло время «перестройки». Рабы вздохнули свободнее и по глупости вообразили, что это делается ради любви к ним, к человеку, к высшим ценностям и тд. Рабы не размышляют, они живут «чувством».
Горбачев и кагебята знали, что нужно отступить и сохранить немногое, чтобы неуправляемый цунами не смыл их вообще. И они оступали, время от времени пытаясь остановиться, но нет, черта их отступления отодвигалась все дальше. Не превращение диктатуры в свободную страну было их целью, а сохранение власти после освобождения от сгнившей системы идей. Им страшно было гражданское общество, но они очень быстро увидели, что им на помощь идет криминал. И он пришел, многоликий и на всех уровнях, действующий теми же преступными средствами, что и власть. И на некоторое время кагебе поделил с ним монополию на насилие, зная, что криминал анрхичен, это партизаны преступления, а их гебешная преступность организована и есть русское государство. Регулярная армия преступности, кагебе, заведомо превосходит преступную партизанщину, мафию и тп. И он начал возвращение себе полноты монополии на насилие, и преуспел.
Поклонники Горбачева, Ельцина, они же и Путина в начальном периоде его власти, такие же рабы, как и простоватые сталинисты и путинисты сегодня. Горбачев «сделал им хорошо», под ним они почувствовали облегчение; но и сталинисты-путинисты чувствуют себя морально «хорошо» под властью кагебят. С т.з. числа и народности они не менее правы, чем антисталинисты.
ПРИРОДА ВЛАСТИ в России не изменилась, в этом проблема, а не в том, что Горбачев был либеральнее Путина. Если завтра правящей клике понадобится рискнуть жизнью всего населения страны, она на это пойдет так же, как все сталины и хрущевы.
Но так легко соединить надежды своей юности и падение совка, так трудно увидеть иллюзорность их отождествления с лидером того времени, так естественно в природе человека искать прислониться к «сильному миру сего», так привычно быть рабом...

5:54 pm
ДАНЬ НАУКЕ

    В 19 веке «теорема Ферма» неизвестна, хотя его труды по геометрии и счислению вероятностей не забывались; его слава юриста в бытность советником парламента Тулузы угасла. Умерший 70-летним в 1665-м, Пьер de Fermat пережил знаменитых коллег и корреспондентов, Паскаля – моложе его на тридцать лет, – и Декарта, своего сверстника.
     Несмотря на опасливость Декарта в отношении творческого потенциала Ферма, сей последний относился к первому с энтузиазмом. «Ошибки Декарта, – писал он, – мне интереснее, чем исправления их, сделанные другими».
     И он, и Паскаль относились сдержанно к главным увлечениям своей жизни. Из письма Паскаля Ферма: «Если говорить о геометрии откровенно, я считаю ее самым высоким упражнением ума, однако в то же время я знаю ее крайнюю бесполезность, такую, что я не делаю различия между исключительно геометром и ловким ремесленником: я называю ее самым красивым ремеслом в мире, но, в конце концов, это всего лишь ремесло; я часто говорю, что она хороша для разминки, но не для употребления всей нашей силы, настолько, что ради геометрии я не сделал бы и двух шагов, и я уверен, что вы вполне разделяете мое отношение». 81
     Ферма вполне владел шестью языками. Латинист, он издал сборник латинских стихов, до нас не дошедший, Fermatii poemala. Математические труды Ферма частично уцелели благодаря его сыну, Самуэлю, издавшему после смерти отца Varia opera mathematica D.P.Fermatii, senatoris tolosani. Сам он относился к ним снисходительно и ни разу не собрал и не привел в какой-нибудь порядок.

In : Les Savants illustres de la France, par M. Arthur Mangin. Nouvelle Edition, entièrement refondue et augmentée de plusieurs biographies nouvelles, avec un Appendice, Comprenant l’histoire abrégée de la Science et des Savants pendant les trois derniers Siècles, ornée de seize portraits authentiques, Dessinés par M. Bocourt. Paris, Librairie Ducrocq, 55, rue de Seine. Без года, но не позднее 1875: дата награждения сею книгою Эммы Фронтье, ученицы 1 класса школы Сестёр, что на улице Клуатр Сен-Мерри.

5:51 pm
ПОДАЛЬШЕ ОТ ЦАРЕЙ, ГОЛОВА ЦЕЛЕЙ
Девиз Декарта: Bene qui latuit bene vixit
«Хорошо прожил тот, кто хорошо прятался».
(вероятно, вышло из Эпикурова «Живи незаметно»).
А сам Декарт не последовал своему девизу и погиб. После долгих колебаний он поддался уговорам своего знакомого de Chanut, французского посланника в Стокгольме, и из чудного своего уютного замка вблизи Лейдена отправился в северную страну жить при дворе королеы Кристины. Он прибыл в начале октября 1649. Увы, не синекура его ожидала. Сразу же сломали его многолетнюю привычку позднего вставания, после 11. Отныне в 5 утра он должен был являться к королеве и потчевать ее учеными беседами. Спустя несколько месяцев настигла его пневмония. И тут оказалось, что медик, в чьи руки отдали философа, противник его взглядов! Несколько дней он отказывался подчиниться его предписаниям. Сам виноват, – пишет биограф Декарта 19 века. Впрочем, этот врач предлагал универсальное средство той эпохи, – «отворить кровь». 11 февраля 1650 года Декарт скончался 54 лет от роду.
Sunday, July 15th, 2018
10:46 am
Признаюсь...
...меня тревожит и вращение Венеры против, так сказать, часовой стрелки, в отличие от всех других планет! И особенно молчание ученых по этому поводу.
10:40 am
что будет
   Фельштинский говорит о хунте утина; этот взгляд повсеместен. Вот школьное определение: «маленькая группа, управляющая страной, особенно сразу после государственного переворота и до образования законного правительства». (RHD)
   В этой группе утин – «первый среди равных», по выражению Фельштинского; утин ее амбассадор, он озвучивает, оглашает и – обнажает ее решения своими действиями, – в случаях, когда слова лишь маскировка.
   Для группы не смертельна смена амбассадора. Однако у преемника утина не будет некоторых удобств вхождения во власть, прежде всего, благословения Ельцина, «законно избранного президента». Преемнику утина придется учитывать раны, нанесенные обществу хунтой, – ее войнами и терактами, списывая их, разумеется, на утина. Его выбор невелик: или сразу припугнуть население, или покупать его симпатию уступками. Или у, или ку, как написано в одной пьесе. На мой взгляд, в контексте «современного государства» более вероятна либерализация режима, чем его ужесточение.  
10:36 am
из старых записей
Сегодня на рассвете (23 апреля 16) ушло недоумение (=понял) по поводу слов апостола Павла «нет власти аще не от Бога». Речь идет не о конкретной сиюминутной власти, а о самом принципе власти, о ее физической парадоксальности; например, в простом армейском варианте: батальон подчиняется команде одного человека, хотя в случае возмущения он был бы уничтожен в одну секунду. В этом божественность – предустановленность – явления власти. Она таинственна, мистична и непонятна, наподобие природы гравитации; ее сложность частично и время от времени объясняется, ее исчезновение называется революцией, когда на смену привычного установившегося образа власти приходит и устанавливается – принимает новые формы – другой. Это принцип и одновременно орудие, которое можно получать, захватывать и узурпировать; конкретность функционирования власти поддается исследованию, хотя от науки ускользает, поскольку принадлежит времени и не имеет повторяемости условий. В физическом мире и яблоко Ньютона, и кирпич на голову являют одну и ту же гравитацию, но с разными последствиями; так и оплачиваемый отпуск во Франции и сталинские расстрелы суть проявления одного принципа власти, однако весьма различные по содержанию. 
10:27 am
Дело Сенцова...
...приобретает размах: Эмманюэль Карер написал Макрону с просьбой вмешаться. Конечно, для утина голодающий заключенный – товар, и он ждал, что цена на него поднимется. И тут очень кстати, чтобы Макрон за него попросил, а до того – чтобы известный писатель попросил Макрона. Можно предположить, что Сенцова выпускают, его жизнь спасена, поездка Макрона на футбол становится гуманитарным ходатайством перед диктатором, диктатор выглядит помягчевшим, Макрон может призвать Европу к отмене санкций на утинскую клику. Многоходовка.
Sunday, July 8th, 2018
8:38 am
футбол и конспирология
ϾϿ
Слава Илларионова и других геополитиков не дает мне покоя! Дайте-ка попробую. Вот, например: русские и французы должны сразиться в финале футбольном, русские уступят французам победу, а в обмен те должны выступить за отмену санкций против утинской клики (за отмену в обмен) и даже односторонне отменить их со своей стороны, не дожидаясь остальной Европы, тем самым посеяв раскол и зависть. Ради этой темы съездили Меркель и Макрон; немка отказалась, и Германия выбыла из соревнований. Датский вратарь прыгнул не в ту сторону, обеспечив будущее семьи; хорваты люди небогатые и должны проиграть (утром 8 июля – еще томительная ничья). Кажется, пока всё.
     Понадобится ли вмешательство кишечной палочки? Чувствую замешательство. (Записал – и утратилось предвосхищение возможности такого развития ситуации, но оставлю так).
Wednesday, July 4th, 2018
11:31 am
Марсель Боди / Body • La Courtine 1917 • Бунт русских солдат во Франции / 1917

лиможец Марсель Боди и переворот в России...
бунт солдат русского
экспедиционного корпуса... и его подавление...


Лиможца Марселя Боди, исключенного в 1927 из ФКП, я слышал в 1978-м, на "встрече французской интеллигенции с диссидентами" в театре Рекамье, по случаю прибытия Буковского после обмена на Корвалана. Буковский выглядел абсолютно как узник концлагерей, классический, тощий и серого цвета лицо.

Наконец-то получил связное представление о бунте русских солдат во Франции. Жертвы при подавлении: 9 убитых, 46 раненых (согласно рапорту ген. Comby. Насчет русских рапортов нет такой ясности... надо вычислять...Возможно, Занкевич (он огласил последний ультиматум). Собственно штурма и сражения не было: лагерь La Courtine окружили французские и русские части, предложили сложить оружие и выйти. И каждые пять минут пушка стреляла по лагерю, похоже, не целясь по казармам и палаткам. И так принудили к сдаче.
11:04 am
история истории

     На основании некоторых сведений, дошедших из прошлого, сделать некоторые обобщения, действительные для настоящего и будущего.
     В этом и состоит проблема «исторической науки».
     Такая наука, то есть научение, существует; она коварна: она исподтишка присваивает себе славу «точности» естественных наук.
     Увы, историк не располагает простейшей – фундаментальной – повторяемостью, какая есть в движении простейших под микроскопом биолога.
     Его результат познания и обобщения зависит от начитанности, проницательности, мужества, – от таланта историка. Он умозаключает о прошлом, состоящем из событий – всех без исключения – в   е д и н с т в е н н о м   экземпляре.
     Удивительно, говорил Эйнштейн, что числа и буквы формул соответствуют явлениям физического мира. Историк лишен этого удивления. Он нарисовал картину и пошел. Он восстановил кухню со всеми обитателями дома по десятку черепков посуды. Другой сделает это интереснее.
     Иллюзорность истории как «науки» (более или менее «точной») становится очевидной (sic) уже на таком коротком отрезке истории, как человеческая жизнь. Вот, например, такой важный фактор советчины, как страх. Попробуйте сообщить о нем человеку – в частности, молодому историку, – который не познал его на себе. Да, какие-то тексты того времени суть сосудики, в коих страх заключен, как горькая жидкость во флакончике, ее можно попробовать, выпить, почувствовать, – в нас еще есть эти гены, молекулы, пропитанные ужасом наших родителей.
     Этот страх продолжает действовать в русской общественной жизни. Теперь он называется неучастием в политике, он говорит – совершенно искренне – что политика грязная вещь.
     И тут уже найдутся люди, которые поспорят со мной и нарисуют иную картину мира. И они будут правы: их вИдение другое, оно сложилось из других поступлений в зону внимания. Но убедительность – для меня – моей истории мира от этого не уменьшится...

⸦⸧

    Не странно ли, не ужасно ли вдруг обнаружить, что год тому назад, день в день ты думал приблизительно то же, что и сегодня? Бороться с этим? Но как? И нужно ли? Не возрадоваться ли, наоборот, своему постоянству? Так и календарь возвращается день в день к тем же событиям, так и Церковь повторяет все те же тексты... Так и писатели пишут все те же романы, так и музыканты играют все ту же музыку... Так человечество борется с забвением...
҈
Monday, June 18th, 2018
8:24 am
Сквозь сон французской интеллигенции / du livre de Françoise Thom

    Франсуаза Том представляла свою книгу «Понимать путинизм». Уже то хорошо, что она не сводит нынешний режим к одному персонажу, видит в нем всего лишь главаря властно-преступной группировки, атамана. Исходная посылка ее анализа – карательная практика 30-х годов, когда кагебе (энкаведе) использовал уголовников в концлагерях для угнетания политических заключенных. Коммунисты называли уголовников «социально близкими» – и такими считали. 
     Несмотря на особенности тоталитарного общества, в его описании французской исследовательницей (она преподает в университете Сорбонна-Нантер), в филигране проступают черты французского, стало быть, вообще западного, демократического.  Приемы владения властью одними людьми над другими имеют сходство. 
     Ибо люди суть люди. Они всюду едят, например, но тут они пользуются ножом и вилкой, а там с шумом разгрызают и высасывают мозговую кость. В этом не «что», а «как» – дистанция в сотни лет (воспитания, упражнений в дисциплине и праве).
     Или работа, скажем, полиции. В России она дополняет свою зарплату поборами и взятками. Пойманный преступник имеет шанс откупиться. Избежать наказания.
     Французский полицейский за гангстером – знаю случаи – не побежит, довольствуясь своей зарплатой. Он может не испытывать особого полицейского призвания. Тогда ему удобнее старушка за рулем, забывшая надеть ремень безопасности, чем мотоциклист, промчавшийся по городу на бешеной скорости. Полицейский штрафует ее. А разыскивать номер лихача на регистраторе и возиться со всем этим ему скучно. Там и тут полиция не делает своей работы, но по-разному.
     Или вот торговец. В России он может продавать и даже производить тухляк, стремясь к наживе. Во Франции ради того же он уменьшает вес продукта и увеличивает размер упаковки. Он тоже обманывает, но иначе, не рискуя жизнью и здоровьем покупателя. Тем более, что государство (в лице депутатов-капиталистов) пошло ему навстречу и отменило стандарты расфасовки (вместо 100 и 200 граммов теперь могут быть 87 и 191).
     Человек всюду человек, и он «мерило всех вещей».
     Он обсуждает свои дела и жизнь, у него есть для этого возможности. Например, газета. Была, впрочем, но еще есть немножко. Лет двадцать уже, как прибавился интернет.
     Опубликованное влияет на умы и настроение. На доверие к власти. И там – и тут власть хочет это контролировать. В дикой северной стране журналистов убивали и калечили, и тем привели к общему заменителю. Так действовала банда. Ее можно назвать и группой, чтобы не было страшно.
     Во Франции финансово-промышленные группы скупили газеты и наняли пишущих. Газета превратилась в газетку, а потом и в газетенку, пока не стала бесплатным грязным листком, который сквозняк тащит по платформе метро.
     Поэт Бродский описывал эту разницу поэтичнее, – кровь или льют, или сосут. Удобнее жить при втором варианте. Собственно, тогда только и удается жить.
~
    Непосредственные впечатления – как соус к блюду.
     Свою новую книгу Франсуаза Том представляла не в зале Сьянс По, знаменитого Института Политических Наук, а в кафе, где зальчик снимается на два часа путем заказывания чего-нибудь, кофейка иль напитка. Как видим, политическая мысль Франции отодвинута в «самиздат». Если не в квартирник, то в кофейник. Книгу выпустило издательство «Декле и Брувер», обычно издающее религиозную литературу! Хорошо бы узнать и тираж, но как? Хватит ли экземпляров интересующимся будущим свободы – и не только в России, конечно, но и во Франции, – или тираж сделан «для сохранения лица»?
     Встречу организовал «суваринский кружок», университетский, возникший когда-то вокруг Бориса Суварина (Лифшица, †1984), одного из организаторов французской компартии, потом отстраненного Москвой. И прозревшего. И написавшего первую биографию Джугашвили (Сталина) без прикрас.
     Заседание созывается по приглашению, приватно. Человек сорок нас собралось. Лишь один был студенчески-аспирантского вида. Человек десять – между сорока и пятидесятью годами. Остальные – почтенного вида и просто старцы. Двое стали заметно кимарить, посапывать подозрительно; один из них – мой сосед, по имени Филипп, – захрапел, да так, что пришлось ему дунуть в ухо.
     Животрепещущести в воздухе не было. Пришли по привычке: поставить галочку присутствия, встретить знакомых; тот прикупил, предположим, квартирку, а у этого статейку перевели на португальский. Заострить темы вопросами не получалось. Да и попыток было всего две (и то моих). Ведущий вовремя и ловко придавал им округлость и передавал слово – все дальше и дальше, все ближе к концу заседания. Слово взял и проспавший полвечера Филипп – каков нахал! – чтобы промычать пустяки, занять время, отметиться.
     Сон французской интеллигенции. Дряблость. Эпизод «академической жизни», угасающий интерес. Завершение карьеры и жизни.
     Конец ленинской «идеологии борьбы классов по Марксу». А его теория «войны как ускорителя революции»?
     Психология идеологов партии, говорит Ф. Том, уступила место психологии мафии, где «пахан» – глава группировки, живущей «по понятиям». Свои правила, которые группа стремится распространить на весь мир.
     Их представление о мире не может быть «прагматичным», то есть цинично-реалистичным, поскольку их подход не учитывает фактора свободы, от которого прямо зависят западные политики, – от общественного мнения. В России как раз оно и не имеет веса. Поэтому путинская клика не предвидела такой простой вещи, как метаморфоза Трампа: «их кандидат», заподозренный в связях с кагебе, должен был занять антирусскую позицию, чтобы тем самым отвести от себя подозрения! В Москве казалось, что американский президент, будучи избран, может вести себя подобно русскому несменяемому вечному!
     Дипломатия России в этом контексте перестала существовать: игра прекратилась, она невозможна при открытых силовых декларациях Московии, когда Путин показывает по ТВ ракетную атаку на Флориду. И это после того, как Америка реально уничтожила русских наемников в Сирии!
     Военные угрозы Московии всегда высказывались (и осуществлялись) в отношении соседей. В 2008 году она угрожала Польше применением атомного оружия в ответ на размещение ракет Нато на польской территории. (Позднее угроза вылилась в уничтожение самолета президента и его чиновников). Чечня, Грузия, Украина... Московия сейчас единственная воюющая страна Европы.
     Она хочет заставить мир жить «по правилам». И уже начало было получаться: и там, и тут утин опаздывает, и его ждут. Даже английская королева! И даже к ней опоздал! И вот ждать его перестали вообще, поскольку больше не приглашают. На встречу к Макрону он пришел точно, но это уже не имело значения. Макрон даже поехал в Санкт-Петербург на экономический форум тщеславия и привез оттуда анекдот. Вот он, современный городской фольклор.
     «Макрону захотелось узнать что-нибудь о местной гастрономии. Он и спрашивает прохожего на улице:
– Расскажите мне, сильвупле, о русской кухне. Что вы едите? Мясо?
– Нет.
– Ну, тогда рыбу?
– Нет.
– Вы вегетарианец?
– Нет, я пенсионер».
     Война против Украины, политические убийства... Нужно ли смотреть в ту сторону? Как увязать эти тревожные аспекты, коим политология не уделяет много места, чтобы не терять слушателей и клиентов, со встречами Г7 и шумными форумами, с футбольным чемпионатом? Или связи нет и «научно» обобщить не удастся, а есть лишь индивидуальная судьба?
Saturday, May 12th, 2018
12:15 pm
пути Господни
   В феврале семнадцатого года – не того, а этого столетья – в Париже встретились два поколения диссидентов искусства, Оскар Рабин и Павленский. Соединительным хрящом послужил Виталий Комар, отделившийся к этому времени от своего Меламида.
Все сказали несколько слов.
    Спустя год Рабин отпраздновал свое 90-летие в кругу новых представителей власти Московии, детей и племянников тех, кто рвал его картины бульдозером в 1974-м, а теперь поливал его сладким сиропом чиновничьих похвал. Павленский тем временем «из принципа» воровал еду в супермаркетах и сел в тюрьму за поджог парижского банка.
    Чудны дела Твои, Господи! Возможно, нужно найти другой тон для описания этих метаморфоз, – мудрый проницательный, оптинских старцев, но как это сделать? В чем смысл их? И зачем они вошли в круг моих размышлений?
11:47 am
ЗАМЕТКИ КОНСПИРОЛОГА (из фб 2016)
    Сборник статей о землетрясении 1988, изданный армянской диаспорой (апрель 1989). Статьи журналистов с места события, ученые статьи геологов и сейсмологов, интервью французских начальников, командиров спасателей.
     Ученые статьи доступны профану. Похоже, событие было природным. Логика ученых разъяснений не нарушена; правда, обращает на себя внимание слово «проблема» там, где речь идет о длине разлома земной коры: геологическая конфигурация места и данные приборов о силе толчков должны были бы дать около 20 км, но оказалось всего 7. Почему это «проблема» и чего, не говорится; сказано, что после поисков нашли пунктирное продолжение разлома, так что его длину определили в 12 км. Время между первым и вторым толчком называется иногда разное, от минуты до 3’20’’.
     В пользу природности землетрясения говорит и такое соображение: вблизи Еревана находилась действовавшая тогда АЭС. После Чернобыля 1986 вряд ли лидеры совка и гебе стали бы рисковать новой катастрофой, испытывая «новое оружие». Возможно, оно вообще является блефом (вот это – главное русское оружие, и старое, и новое!)
Буквально накануне землетрясения, в Оон был подписан договор о доступе иностранных спасателей к жертвам на национальных территориях. И они были допущены к развалинам Ленинакана и Спитака.
     Землетрясение произошло 7 декабря 1988 в 11.45. Первые иностранные спасатели, французы, прибыли 9 декабря, затем их число увеличилось до 500. Спасатели из других стран получили гораздо меньше разрешений: немцы 30, швейцарцы 20, англичане 40, израильтяне, итальянцы, американцы.
     Числа погибших называются разные, от 165 до 350 тысяч. Вызвавшие ужас скопления трупов под обломками объясняются промежутком между толчками: после первого все бросились к выходу, но спустя минуту или три второй толчок обрушил здания, и часто полностью. Старые постройки перенесли землетрясение лучше; бетон новых стен и перекрытий буквально раскрошился и завалил людей; «карманов», образованных плитами стен и перекрытий, практически не возникло.
     Этот сборник официальных документов я волею случая дополнил воспоминаниями одного из французских спасателей. Он самиздал их, выйдя с тех пор на пенсию.
Он прибыл с новой группой 11 декабря ночью в Ленинакан. Там был установлен комендантский час, русские автоматчики стреляли в местных жителей, искавших в развалинах погибших родственников, а также какую-нибудь еду. Сборник официальных документов сообщает об обеспечении выживших самым необходимым; французский спасатель рассказывает о случаях, когда нельзя было не поделиться пайком и водой с голодающими местными.
     На следующий день французов посетил Горбачев; по их просьбе, русские военные получили лопаты вместо автоматов и были направлены на расчистку завалов.
     Французы посетили командующего войсками в Армении и Грузии. Мемуарист пишет, что он представился как генерал Strogoff; читавшие этот не переведенный на русский роман Жюль Верна («Мишель Строгофф»: его действие разворачивается в России, и с какой непринужденностью!), конечно, встрепенутся. Я не стал искать в интернете, был ли такой совковый генерал. Так или иначе, не простой: он говорил по-французски. Как и другие советские офицеры, встретившие французских спасателей...
     Французы привезли 19 собак, обученных искать людей под развалинами. Тут в этих бесхитростных записках появляется потрясающая подробность. Трупов в развалинах было столько, что собаки только их и находили. Они уставали и теряли всякий интерес к работе. Тогда в развалинах прятался спасатель; найдя живого человека, собака приходила в себя и снова искала живых...
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com