October 4th, 2012

avantEtaprès

Marc Ferro: «Дочери царя не были убиты» ( 1 )

Интервью с Марком Ферро
L’Histoire/septembre 2012

Фотограф Владимир Сычев часто обращался к судьбе царской семьи, доказывая, что расстрел в доме Ипатьева был инсценировкой. http://nkbokov.livejournal.com/925075.html Теперь это мнение любителя истории оказалось не чуждым и профессионалу, известному французскому историку Марку Ферро, специалисту по русской Февральской революции и Октябрьскому перевороту 1917. Вскоре выходит его книга о судьбе царской семьи. Новым важным документом является обнаруженный в архивах Ватикана дневник Ольги, одной из дочерей императора, последние записи в котором относятся к 1954 году…

Помещаю ниже интегральный перевод интервью. – НБ


[с.8]

Американская журналистка Марие Стравло (Stravlo) недавно обнаружила в архивах Ватикана дневник Ольги Романовой, старшей дочери русского царя, писанного в 1954 году, и другие документы, имеющие к ней отношение. Это подтверждает предположение, выдвинутое Марком Ферро 20 лет тому назад: супруга и дочери Николая II выжили. Историк посвятил этому делу свою новую книгу: «Правда о трагедии Романовых» (изд. Tallandier, Paris).

[фото] Этот документ, подтверждающий личность Ольги Романовой, составлен нотариусом Комы в Италии, при свидетелях, 19 января 1955 года. Он передан Марку Ферро Марией Стравло.

Журнал «История». Двадцать лет тому назад, в вашей биографии Николая II, вы выдвинули предположение, что жена и дочери царя не были убиты вместе с ним в Екатеринбурге в июле 1918. На каких данных вы тогда основывались?

Марк Ферро. Эта биография писалась по заказу. В самом начале у меня не было никакой гипотезы, моим единственным намерением было оценить роль Николая II в падении империи. Я продвигался постепенно. Я написал докторскую диссертацию по русской революции и я прекрасно помнил, что Керенский, министр юстиции Временного правительства после февральской революции 1917, хотел спасти семью царя. Сначала он подумал об Англии: Ллойд Джордж, глава британского правительства, в начале марта дал согласие предоставить им убежище. Но он отказался от него перед лицом всеобщей забастовки, подготавливаемой синдикалистскими и пацифистскими кругами: Англия переживала тогда период революционно смуты. Керенский оказался в большом затруднении, поскольку это был добрый человек, и он предвидел худший исход для царя и его близких.
     В Царском Селе, где царь находился под арестом вместе с женой и детьми с февраля 1917, брожение усилилось летом того года. Обстановка очень нестабильна, революция становилась все более радикальной, организовывалось антиреволюционное движение. Керенский отправил императорскую семью в безопасное место, в Тобольск, в Сибирь, подальше от опасностей революции и реакции. В октябре 1917 большевики взяли власть в Петрограде (Санкт-Петербурге) и в Москве. Но многие районы страны избежали их контроля. Это случай и Тобольска, где власть им реально не принадлежит до апреля 1918. 2 мая они решили переместить царя и его близких на запад, в Екатеринбург, на виллу Ипатьева. Май 1918 года. В марте большевики заключили с немцами мир в Брест-Литовске, который положил конец войне на русском фронте. Когда я дошел до этого момента, ничего не подозревая, я стал изучать документы, касающиеся Екатеринбурга и конца императорской семьи.

(продолжение следует)
© N.Bokov pour la traduction russe.

Ladvocat

Интервью Марка Ферро (2, 3)

(Продолжение. Начало см. предыдущий пост)

[с. 9]

[фотография]
Николай II, его супруга Александра и их дети, за несколько лет до русской революции. Царь был казнен в Екатеринбурге в июле 1918, но Александра и ее дочери были спасены согласно секретному договору, заключенному между большевиками и немцами. Многие признаки говорили об этом, дневник Ольги отныне это подтверждает. Судьба Алексея остается неизвестной в виду недоступности источников.

[Медальон] АВТОР Директор исследований в EHESS (École des hautes études en sciences sociales, «Сьянспо»), содиректор журнала «Анналы» и специалист по русской революции, Марк Ферро публикует этой осенью «Правду о трагедии Романовых» в изд. Таландье.

«История». Что было точно известно в это время о казни царя и его близких?

Марк Ферро. Главным документом о самом убийстве долгое время оставалось расследование, опубликованное Николаем Соколовым, одним из следователей, назначенных белыми в 1919. Он автор общепризнанного труда под названием «Юридическое расследование убийства русского императорской семьи», опубликованного в 1924 по-французски [Enquête judiciaire sur l’assassinat de la famille impériale russe]. Он рассказывает, что когда чехословаки, союзники белых, приблизились к Екатеринбургу, а потом к Москве, екатеринбургский Совет решил 16 июля 1918 расстрелять императорскую семью, чтобы помешать всякой попытке реставрации.
     
Я располагаю также заметкой из газеты «Уральский рабочий» от 23 июля 1918, в которой говорится: «После обсуждения Президиумом оснований, который привели Уральский Совет принять решение о расстреле Романовых, Центральный Исполнительный комитет постановил, что Уральский Совет действовал правильно». [здесь и далее обратный пер. с фр.– NB]
     
В это время по ходу чтения я начинаю отмечать противоречия, которые опровергают известный рассказ о коллективной казни.  Во-первых, в той же заметке в «Уральском рабочем» уточняется: «Жена и сын Николая были отправлены в надежное место». Кстати, это одно из редких упоминаний о царевиче Алексее. Я был несколько озадачен, но к какому заключение прийти?
     
Я продолжал разыскания. Некоторые показания выглядели весьма хрупкими. В ноябре 1918 министр иностранных дел Стефен Пишон впервые публично излагает историю убийства Романовых с трибуны Палаты депутатов. Он рассказывает, что князь Львов, бывший премьер-министр Керенского, сообщил ему, что находился в заключении в Екатеринбурге «в соседней камере» и что все были убиты в «настоящем море крови». Однако на вилле Ипатьева не было никакой камеры, и Львов там никогда не жил.
     
Эти настораживающие детали сами по себе не опровергали информацию, позволявшую заключить, что убиты все.
     
Добавлю, что первая книга о Романовых была не «белая», а «красная»: брошюрка под названием «Рабочая революция на Урале», опубликованная в Екатеринбурге в 1922, которая повторяет суть расследования Соколова. Согласно обоим повествованиям, вся семья убита ночью, и тела увезены далеко.

«История». Как истолковать тот факт, что белые и красные рассказывают одну и ту же историю, если она ложна?
     
Марк Ферро. По правде говоря, если история в общем одна и та же, многие руководители большевиков утверждали, что четыре дочери не были убиты. Впервые это высказал Чичерин, комиссар иностранных дел, в «Нью-Йорк Таймс» от 20 сентября 1918, повторил сменивший его Литвинов 17 декабря 1918, третий – Зиновьев в июле 1920. Чичерин еще повторяет этот рассказ на Генуэзской конференции, где он представляет Россию, со всякого рода деталями, опубликованный в «Чикаго Трибюн», а затем в «Таймс» в апреле 1922. Он говорит, что не знает, где находятся дочери, но утверждает, что они не были убиты.
     
Что-то не ладилось, но я не знал, что именно. В конце концов, это не опровергало канонического рассказа, поскольку большевики могли поначалу лгать и три, и четыре раза, чтобы скрыть, что они убили женщину и детей.




Collapse )
Ladvocat

Интервью Марка Ферро (4, 5)

(продолжение)

[с. 11]

[карта] Россия летом 1918.
Летом 1918, когда царь был казнен, большевики контролировали территорию, соответствующую древней Московии. Украина и юг страны находились в руках контрреволюционеров и Союзников. Еще один фронт гражданской войны открылся в Сибири. Чешская армия, подерживаемая Союзниками, приближалась к Уралу.

[фотография]
Царь и его дети в заключении в Тобольске, в 1917, они были отправлены в Сибирь Керенским, чтобы уберечь их от опасностей революции и реакции. Весной 1918 большевики перевезли их оттуда в Екатеринбург, на Урал.

«История». Здесь мы оказываемся перед чисто историческим предположением. Вы располагаете несколькими кусочками картины, но целое – лишь гипотеза?
Марк Ферро. У меня нет, в самом деле, доказательства, даже если после публикации документов Николаем Россом я располагаю дополнительными указаниями. Косвенные свидетельства подтверждают перемещение семьи в Пермь. Парикмахер на екатеринбургском вокзале слышал разговор о том, что императорскую семью должны везти на поезде. В архивах Перми многие свидетельства утверждают, что семья содержалась на вилле адвоката.
     
В документах, опубликованных Николаем Россом, содержится также рассказ о побеге Анастасии в конце сентября 1918, когда она находилась в заключении в Перми вместе с матерью и сестрами. Эта девушка 17 лет, известная своей порывистостью и непокорностью, бежала с одним из молодых охранников, прибалтом или немцем, влюбленным в нее. Ее задержали несколько дней спустя, солдаты избили ее и ранили, и препроводили к доктору Уткину для осмотра. Она успела шепнуть врачу, что является дочерью царя. Когда он сообщил следователям, что Анастасия прошла через его руки, Соколов и Дитерихс сочли его слабонервным и не заслуживающим доверия, и не зафиксировали его показания. Другие свидетельства, цитируемые в деле, указывают, что императрица и три ее дочери покинули Пермь через несколько дней, так и не увидев беглянку.
     
Затем мне попалась книга, опубликованная Алексисом де Дураццо, принцем Анжуйским, внуком княжны, которая называла себя Марией, одной из дочерей бывшего царя (изд. Файяр, 1982). Мария оставила ему рукопись о том, что ее возили в Москву к Чичерину перед отправкой в Киев. Я решил отправиться в Мадрид в марте 1989, чтобы встретиться с этим Алексисом, антикваром около 40 лет, красивым мужчиной, который был принят испанским двором как легитимный потомок Романовых, хотя другие ветви упрекают его в самозванстве и мошенничестве. Я долго расспрашивал его и понял, что он досконально знает документацию, даже ту, которая фигурирует в досье, составленном Николаем Россом, и которое он не мог знать.
     
Он разрешил мне познакомиться с его архивом в Париже. У его нотариуса на Амстердамской улице я обнаружил письмо Марии, в котором она описывает свой отъезд в Москву 6 октября 1918, а затем в Киев, оккупированный немцами. Это подтверждает гипотезу о том, что большевики и немцы организовали бегство семьи. Осталось, однако, нечто неясное: Мария пишет, что она села в поезд с тремя сестрами. А в другом месте она утверждает, что Анастасия убежала 17 сентября и больше не появилась. Ошиблась ли она, забыла ли, что с ней были только Татьяна и Ольга? Или я сам заблуждаюсь?
     
При отсутствии неоспоримого доказательства, честность и исторический метод заставили меня представить мои выводы как гипотезу. В моей биографии Николая II я, стало быть, не утверждаю чего-либо безоговорочно. Документы князя Алексиса де Дураццо частично подтверждали то, что я вообразил, но содержали несколько загадочных утверждений, в частности, касательно судьбы Анастасии.


Collapse )
Ladvocat

Marc Ferro: «Дочери царя не были убиты» (6)

Интервью с Марком Ферро
L’Histoire № 379/septembre 2012
(окончание)



[с. 13]

[фотография]
Церемония захоронения предполагаемых останков Николая II и его семьи 17 июля 1998 в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Часть Православной Церкви отказалась в ней участвовать.

«История». Когда в 1992 году вы опубликовали биографию Николая II, вы не имели окончательных доказательств того, что дочери и их мать выжили. Что нового на этот счет сегодня?
     
Марк Ферро. «У меня есть доказательство, что вы были правы во всем». Вот что объявила мне по телефону американка из Оклахомы Марие Стравло, месяц тому назад. Предположения, выдвинутые в моем Николае II, прошли проверку, сказала она. Марие Стравло обнаружила в архивах Ватикана дневник Ольги, который окончивается на 1954 годе. А умерла она около 1960-го. Она продолжала: «Я должна показать вам эти документы, поскольку я готовлю дневник Ольги к публикации». И она заехала ко мне в Париж.
     
Вот по крайней мере свидетельство, что сестры действительно выжили. Они хранили молчание, чтобы не помешать своему спасению. Лишь Анастасия, которая ничего не знала, говорила. Но ее отвергли по соображениям династическим (наследство) и политическим (спасение и переговоры по его поводу должны избежать огласки). Мать спрятали в монастыре в Польше с помощью Ватикана. Сверх этого я ничего не знаю. Я жду теперь публикацию дневника Ольги и, возможно, документов, которыми располагает Ватикан.

«История». Каково реальное значение этой находки? И почему о ней молчат?
     
Марк Ферро. Белые имели интерес представить красных преступниками, которые убивают женщин и детей. Кроме того, белые были против большевиков, однако, враждебные идее реставрации, они хотели установить скорее военный режим, или режим типа «фашистского». В виду непопулярности и недоверия к царице Александре ее присутствие стесняло бы их в борьбе с большевизмом. Что же до семьи Романовых, то это была ветвь Кирилла, самопровозглашенного главы дома Романовых с февраля 1917, который его представлял и претендовал одновременно на династическую легитимность и наследство. Прямые наследники царя могли его лишь стеснять.
     
С точки зрения красных, следовало избежать огласки факта переговоров Ленина с немцами, кои имели следствием торможение революционного движения в Германии. Настаивая на мифе о казни всех Романовых, советский режим скрыл от общественного мнения то, что, спасая себя, он убил русского царя и пощадил императрицу и немецких принцесс.
     
Молчание продолжалось с обеих сторон до наших дней, несмотря на сильные моменты памятования жертвенной гибели семьи в 1989-90 годах; анализ ДНК – с тех пор опротестованный – заключивший в 1998 году, что найденные тела принадлежат действительно царю и его близким, и торжественное захоронение их в могиле в том же году. Чьи же это были тела на самом деле? Национальное русское движение и горстка монархистов играли, очевидно, свою роль в этом культе, который стремился криминализировать большевицкий переворот.

«История». Итак, историк более достоин доверия, чем анализ ДНК! Как объяснить, что ваша книга имела столь малый отклик?
    Марк Ферро. На мой взгляд, для французов это династические истории, которыми серьезные историки не интересуются. Смерть Людовика XVI – сюжет исторический, но смерть Николай II остается в рубрике «происшествий». Меня прочли лишь в Англии: одна газета назвала меня «чокнутым», а другая написала об «убедительной демонстрации». В России мои коллеги в Академии наук и Институте истории предложили мне выступить в Москве с сообщением под названием «Одно происшествие во время революции», – и все знали, о чем шла речь. Рядом со мной находился коллега Г.Иоффе, написавший книгу о франко-русских отношениях, который должен был оспаривать мою точку зрения. Очень смущен, он говорил, что все это интересно, но нуждается в доказательстве. Моя биография Николая II на русском языке была запрещена к продаже в Екатеринбурге: содержащиеся в ней сведения помешали бы возведению мавзолея в честь императорской семьи.
     
Несмотря на это, книга утонула в безразличии. Ныне я не огорчаюсь из-за находки Марией Стравло дневника Ольги; мне скорее приятно думать вместе с вами, что размышление историка может быть надежнее анализа ДНК.

    
(Интервью записала Северина Никель).
    
© N.Bokov pour la traduction russe.

(+ Краткая библиография)
Дополню одной книгой – важной сводкой тем,
связанных с гибелью (или выживанием) Романовых:
Robert K. Massie. The Romanovs: The Final Chapter.
Random House, New York, 1995.

(есть фр. пер.). По мнению Мейси, настоящее имя Ольги, жившей в Коме, Marga Boodts. Некоторые случаи замечательные: перешедший на Запад в 1960 польский чекист Михаил Голеневский спустя четыре года заявил, что он – спасшийся царевич Алексей. Даллес приказал прекратить с ним всякие отношения… – НБ