nkbokov (nkbokov) wrote,
nkbokov
nkbokov

Category:

Интервью Марка Ферро (4, 5)

(продолжение)

[с. 11]

[карта] Россия летом 1918.
Летом 1918, когда царь был казнен, большевики контролировали территорию, соответствующую древней Московии. Украина и юг страны находились в руках контрреволюционеров и Союзников. Еще один фронт гражданской войны открылся в Сибири. Чешская армия, подерживаемая Союзниками, приближалась к Уралу.

[фотография]
Царь и его дети в заключении в Тобольске, в 1917, они были отправлены в Сибирь Керенским, чтобы уберечь их от опасностей революции и реакции. Весной 1918 большевики перевезли их оттуда в Екатеринбург, на Урал.

«История». Здесь мы оказываемся перед чисто историческим предположением. Вы располагаете несколькими кусочками картины, но целое – лишь гипотеза?
Марк Ферро. У меня нет, в самом деле, доказательства, даже если после публикации документов Николаем Россом я располагаю дополнительными указаниями. Косвенные свидетельства подтверждают перемещение семьи в Пермь. Парикмахер на екатеринбургском вокзале слышал разговор о том, что императорскую семью должны везти на поезде. В архивах Перми многие свидетельства утверждают, что семья содержалась на вилле адвоката.
     
В документах, опубликованных Николаем Россом, содержится также рассказ о побеге Анастасии в конце сентября 1918, когда она находилась в заключении в Перми вместе с матерью и сестрами. Эта девушка 17 лет, известная своей порывистостью и непокорностью, бежала с одним из молодых охранников, прибалтом или немцем, влюбленным в нее. Ее задержали несколько дней спустя, солдаты избили ее и ранили, и препроводили к доктору Уткину для осмотра. Она успела шепнуть врачу, что является дочерью царя. Когда он сообщил следователям, что Анастасия прошла через его руки, Соколов и Дитерихс сочли его слабонервным и не заслуживающим доверия, и не зафиксировали его показания. Другие свидетельства, цитируемые в деле, указывают, что императрица и три ее дочери покинули Пермь через несколько дней, так и не увидев беглянку.
     
Затем мне попалась книга, опубликованная Алексисом де Дураццо, принцем Анжуйским, внуком княжны, которая называла себя Марией, одной из дочерей бывшего царя (изд. Файяр, 1982). Мария оставила ему рукопись о том, что ее возили в Москву к Чичерину перед отправкой в Киев. Я решил отправиться в Мадрид в марте 1989, чтобы встретиться с этим Алексисом, антикваром около 40 лет, красивым мужчиной, который был принят испанским двором как легитимный потомок Романовых, хотя другие ветви упрекают его в самозванстве и мошенничестве. Я долго расспрашивал его и понял, что он досконально знает документацию, даже ту, которая фигурирует в досье, составленном Николаем Россом, и которое он не мог знать.
     
Он разрешил мне познакомиться с его архивом в Париже. У его нотариуса на Амстердамской улице я обнаружил письмо Марии, в котором она описывает свой отъезд в Москву 6 октября 1918, а затем в Киев, оккупированный немцами. Это подтверждает гипотезу о том, что большевики и немцы организовали бегство семьи. Осталось, однако, нечто неясное: Мария пишет, что она села в поезд с тремя сестрами. А в другом месте она утверждает, что Анастасия убежала 17 сентября и больше не появилась. Ошиблась ли она, забыла ли, что с ней были только Татьяна и Ольга? Или я сам заблуждаюсь?
     
При отсутствии неоспоримого доказательства, честность и исторический метод заставили меня представить мои выводы как гипотезу. В моей биографии Николая II я, стало быть, не утверждаю чего-либо безоговорочно. Документы князя Алексиса де Дураццо частично подтверждали то, что я вообразил, но содержали несколько загадочных утверждений, в частности, касательно судьбы Анастасии.



[с. 12]

[фото]
Анна Андерсон в 1931. Эта молодая женщина, жившая в США, утверждала, что она является Анастасией. Возможно, что речь идет действительно о великой княжне. Эта последняя ускользнула от своих тюремщиков в сентябре 1918 и бежала в Германию самостоятельно, тогда как ее мать и сестры были тайно эвакуированы русскими официальными лицами.

К тексту: АНАСТАСИЯ: ОНА ЖИВА В СЕНТЯБРЕ 1918
«В конце сентября 1918… я, доктор Уткин, был срочно вызван вечером около 5-6 часов для оказания медицинской помощи. Войдя в помещение, я увидел на диване в полусознательном состоянии, в стороне, девушку, весьма упитанную, наголо остриженную (…) На вопрос «Кто вы?» больная подняла голову и тихо сказала: «Я дочь государя, Анастасия». После чего она потеряла сознание.
     
Состояние больной было следующим: правый глаз в кровоподтеке, разрыв кожи в полтора-два сантиметра. На голове и на груди ран не было; когда я начал исследовать ниже, мне это запретили. Затем я наложил повязку и предписал лекарство. Меня попросили выйти.
     
Вечером около 10 часов я пришел повидать больную по собственной инициативе. После того, как я наложил повязку, она кротко взглянула на меня и сказала: «Доктор, я вам очень признательна».
Показание доктора Уткина, 10 февраля 1919

К тексту: ПЕРЕГОВОРЫ О ЦАРИЦЕ И ЕЕ ДОЧЕРЯХ. АВГУСТ 1918
«Перерыв в нашем вчерашнем разговоре помешал мне представить вашему сиятельству соображения определенной важности и срочности, находящиеся в связи с теми шагами, которые вы предприняли в пользу вдовствующей (sic) императрицы и дочерей несчастного экс-императора России. Нет ли возможности включить случай этой августейшей дамы  [Дагмары Датской, супруги Александра III] в предполагаемые переговоры? Она является, как вы знаете, сестрой королевы Александры (Датской), матерью короля Георга V, и выступление в ее пользу сделало бы более приемлемыми для британской королевской семьи и для мнения английского народа действия, подготовляемые для освобождения императрицы Алисы [царицы Александры, урожденной Алисы Гессенской-Дармштадтской]. Эта последняя (…) пользуется очень дурной репутацией, ее считают сознательным или бессознательным агентом  Германии и главной виновницей, пусть и невольной, революции из-за тех дурных советов, которые она давала своему супругу, властвуя им полностью. (…) Враждебная настроенность к императрице Алисе простирается вплоть до того, что исключается всякая возможность для нее проживать в Объединенном Королевстве…»
Письмо посла Испании в Лондоне Альфонсо Мерри дель Валь министру иностранных дел Эдуардо Дато, 4 августа 1918.

«История». В самом деле, что можно знать о судьбе Анастасии? В конце 1919 года в Германии одна молодая женщина заявила, что она дочь царя, но ее быстро объявили самозванкой…

Марк Ферро. Поначалу Анастасию вполне признали в Германии ее тетки в 1919 году, Ольга и Ксения, сестры Николая II, где они нашли убежище. Но когда она сказала, что она единственная спасшаяся и заявила о своих правах наследования, семья повернулась к ней спиной. Знала ли она, что ее сестер спасли? Анастасия  бежала из Перми в сентябре. Она была убеждена, что ее близкие мертвы и что она обязана бегству своим спасением. Кроме того, она была беременна и пыталась покончить с собой. В конце концов, ее стали считать сумасшедшей. Стремясь доказать, что она и есть Анастасия, она открывает неприятные секреты­: то, например, что дядя «Эрни», Эрнест Гессенский, брат императрицы, приезжал для встречи с Николаем II в декабре 1916. Немецкий генерал, наносящий визит Николаю II в разгар войны являлся, может быть, знаком готовящегося сепаратного мира между Германией и Россией. Рассказывать такое было святотатством. Анастасия, следовательно, обвинена в россказнях и удалена.
     
И однако Анастасия была признана сыном Боткина, врача Николая II, который был товарищем четырех сестер в их играх. Этот Боткин опубликовал книгу в Лондоне в 1927 о «подлинных Романовых». И никто ею не интересуется и не ссылается, как и книгой Алексиса де Дураццо.
     
У меня в руках были документы, найденные в Испании историком Карлосом Секо Серрано в 1983, которые показывают, что король Альфонс XIII, родственник царицы, пытался в августе-сентябре 1918 перевезти в Испанию «императорских дам». Они подтверждают, что в России Чичерину были поручены переговоры. Возникает согласованный веер данных.
    
Тут я понимаю, что на той же неделе, когда поезд с царицей и дочерьми прибыл в Киев, Карл Радек, ответственный за внешнюю политику большевиков, ведет секретные переговоры с немцами, о которых говорил сорок лет тому назад Пьер Ренувен, не зная еще всех обстоятельств.[1] Большевики, в частности, обязывались прекратить всякую пацифистскую и революционную пропаганду в Германии, что было бы предательством Ленина по отношению к мировой революции. Это уже «революция в отдельно взятой стране». Итак, 22 октября, на той же неделе, когда «имперские дамы» прибыли в Киев, два спартаковца, Карл Либкнехт и Йогишес выпущены из тюрьмы. Совпадение ли это или дело идет об обмене заложниками, первом в истории отношений Восток-Запад?
     
Еще совпадение, возможно, случайное: в Екатеринбурге, неподалеку от дома Ипатьева, улица названа именем Карла Либкнехта.

(Окончание следует)
© N.Bokov pour la traduction russe.


[1] Этот договор касался возвращения Белоруссии России, независимости прибалтийских стран, немецкого протектората Грузии и прекращения революционной пропаганды в Германии.


Tags: marc ferro, romanov, sichov
Subscribe

  • Отпевание аббата Пьера

    Он не был враждебен государству, но вмешивался в политику с неожиданной стороны и по-своему. Возможно ли применить его опыт,…

  • Ω

    Они превратили Евангелие в литературу. Ну, с ней и останутся: мечты, пожелания, нетвердые надежды. А сначала питались Евангелием и его повторяли. Мы…

  • Сон

    Просыпание около семи утра. Надгробия, прозрачные кубические формы, в них что-то от мавзолея, неразбиваемые. Я в одном из них. Верхний куб надо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments